Место: Культурный хаб ОК16 (арт-резиденция Summerspace)
Дата: 19.08.2018

1000 квадратных метров бывшего цеха и 10 месяцев попыток.
Как показывает практика, локации имеют свой скрытый характер: с некоторыми все складывается легко, какие-то сами появляются в определенный момент с меткой «то, что нужно», а иные, ввиду разных причин, подолгу не пускают к себе и меняют построенные планы. Так сложилось с огромным МЗОРовским ангаром под названием «ЦДИ» в культурном хабе ОК16.
Мы узнали о нем еще в ноябре 2017го и уже тогда договорились с дирекцией хаба о проведении сета, который представлялся масштабным, закрытым и центрированным. Сначала наполеоновским планам мешала погода, весной – занятость. Ближе к лету ЦДИ открылся как площадка для летней арт-резиденции Summerspace, куда «Контекст» вошел как участник. А дальше- новые планы и новые перестройки. Итоговый сет состоялся в августе в закрытом формате проведения, но с первым открытым доступом к созданному живописному полотну.

Надя:
Воскресное августовское утро. Сонность. Неспешность. Отсутствие ожиданий. Пустая Октябрьская под ранним солнцем отдыхает от ночной жизни. Кофе.
Мы снова в этом безмерном ангаре, в котором теперь сквозь предметы слышны голоса других людей – художников, театралов, танцоров и других авторов. Цех по-прежнему пуст и по-новому наполнен. Я уже много раз приходила сюда, работала в нем как в студии и привыкла встречать людей за работой, общаться, слышать самые разные звуки. Поэтому это утро показалось, каким-то окном в пространстве и времени, стоп кадром, паузой, которую мы сейчас заполним.

Женя:
Я не принимал такое участие в резиденции , как Надя. Поэтому этот ангар был для меня чем-то новым, хотя мы и заходили туда заранее, изучали пространство. Но к моменту сета место сильно изменилось: от холодных заводских стен ничего не осталось, все превратилось в такое уютное арт-пространство. Милый сквот местных художников.

Женя:
В самом начале процесса Надя очертила четкие лини, как бы обозначив место своего действия. С музыкальной стороны мне сразу захотелось раздвинуть эти рамки, поэтому я стал искать как можно более пространственный и абстрактный звук. К середине сета конкретики в живописи стало меньше, и , нащупав определенную мелодическую линию, я стал придерживаться ее.

Надя:
Музыка вместе с солнцем наполняет воздух пространства и рассеивается в нем. Никакого индастриала и техногенности. Я работаю технической эмалью на бетонном заводском полу, но это превращается в живописный танец: краска льется в пространстве, шуршит сухими мазками, ложиться паутиной из ярких нитей. Напряжение тела уступает чувству легкости и свободы, в памяти всплывает образ Поллока в экспрессии.

Надя:
Сет показал всю прелесть противоречий, соотнесения максималистских устремлений и истинных желаний, утопий и приятной живой реальности. Вместо огромного полотна или трехчастной сессии, музыки на весь ангар, сложной съемки в духе блокбастера с меняющимся светом, мы провели человечный диалог в духе Джармуша , отголосок которого остался в этом огромном ангаре среди других «столиков», за которыми говорят посредством искусства.

Женя:
Сет выдался очень лайтовым и , возможно, слишком милым (как сказала бы Надя))). Само помещение располагало к этому. После осталось такое приятное и уютное ощущение от места и самого процесса. Заводское серое настроение перестало здесь существовать.

Loading tracks...

Вот что получилось в итоге: